Над Парижем небо синее…

Увидеть Париж и умереть… Ну, а если не умирать, то проснуться на рассвете и отправиться в Люксембургский сад. Понаблюдать, как парижане бегают в тумане в погоне за ускользающей красотой и молодостью. Купить кофе в небольшом кафе и блины с какой-нибудь сладкой начинкой. Посидеть на таком непривычно домашнем стуле, наблюдая за тем, как просыпается большой город. Ну а потом, конечно, отправиться к Эйфелевой башне. Не утруждая себя стоянием в огромной очереди, купить “пешеходный” билет за четыре евро и отправиться наверх пешком. Периодически останавливаться, восстанавливая дыхание и читать плакаты о том, как очередная знаменитость посетила эту самую знаменитую парижанку. На первом уровне сделать небольшой перерыв и посмеиваясь над глупцами, толкающимися в очереди к лифту, отправиться выше. Одолев очередной подъем и затарившись в местном буфете багетом и горячим шоколадом, долго сидеть на скамейке и смотреть, как ветер разносит облака, а великий город отправляется в свой привычный путь за горизонт. Спустишись вниз, поймать такси и, подчиняясь внезапному порыву, отправиться на Монмартр. Поглазев на витрины Пляс Пигаль, узкой и извилистой улочкой медленно взобраться на холм к белому призраку Сакре-Кёр, где, присев на ступени, слушать слегка фальшивую игру на скрипке местного паганини. На пути вниз заскочить в маленькое кафе и, перекусив дюжиной устриц, отправиться на метро к Триумфальной Арке. Чувствуя, что устрицы будут против пешего подъема на арку с невозмутимым видом воспользоваться служебным лифтом. Прижавшись к железным штырям ограды несколько минут вертеть головой в бесполезной попытке обозреть панораму площади Звезды. Выйти на Елисейские поля и, неторопливо спускаясь к саду Тюильри, поглазеть на многочисленные витрины магазинов. Купить жаренных каштанов у входа в сад и, с удовольствием шелкая их, выйти к Лувру. Чтобы потолкаться вместе со всеми у пирамид, сделать несколько бессмысленных кадров типа “я и стеклянная пирамида на фоне Лувра” и погонять беззащитных и замученных всеми уток. Дождаться темноты, а затем включения подсветки дворца и разложив штатив долго и бессмысленно снимать эту великолепную архитектуру широкоугольным объективом. Наконец, осознав всю тщетность этого занятия, отправиться домой. И в маленьком скверике у отеля распить бутылку шампанского, заедая купленной на Монмартре клубникой, чтобы с чувством выполненного долга отправиться спать.

Хоть, можно было просто увидеть Париж и умереть.

Если вы вдруг подумали, что все вышесказанное было про меня – то это не так. Я в это время беззаботно наматывал мертвые петли на каруселях Диснейлэнда и в перерывах давился гамбургерами со сладкой кукурузой. Так что нигде я не был и ничего не видел. Кроме Полета на Луну. Ну и может быть клубники в скверике. Хотя я совсем не уверен.

А ведь можно было просто увидеть и умереть.
Но я не умер…